Валаам и Коневец

Валаам и КоневецМне посчастливилось побывать в удивительных святых местах – островах Валаам и Коневец. Северную природу, Ладогу я люблю особенно, это самые дорогие мне места, поэтому дорога в святые обители была для меня подарком. Пересекая Ладогу, суровую безбрежную, я не заходила в каюту, стояла на палубе. И не важно, что нельзя открыть глаза от брызг воды, от ветра в лицо. Важно то, что вокруг тебя бесконечная темно-синяя гладь, переливающаяся на солнце и ни с чем не сравнимый запах Ладоги.
Валаамский монастырь издревле являлся оплотом Православия на Севере Руси, славился высокой духовной жизнью, служил распространению христианства и монашества в окрестных землях. Монастырское предание гласит, что святой апостол Андрей Первозванный, просветитель скифов и славян, прибыв из Киева в Новгород, по реке Волхов достиг Ладожского озера, а затем Валаама, где благословил горы острова крестом. А основателями обители считаются преподобные Сергий и Герман Валаамские, загадочные чудотворцы, житие которых стерто временем, но чудеса от заступничества их не иссякают и сейчас.

Именно такой я и представляла себе Валаамскую обитель – величественно возвышающейся над водными просторами. Нас сразу же проводили в паломническую гостиницу. Здесь я впервые до конца осознала, что такое паломничество, как должен жить и вести себя паломник. Здесь нельзя ходить по коридорам, тратить время на пустые разговоры, распивать чай. Здесь большие общие комнаты на 10-15 человек: все, живущие в них – одна семья, здесь нет чужих тебе людей. Мужчины и женщины живут строго отдельно. При встрече каждому из нас подарили образ Валаамской иконы Божией Матери – это благословение обители. Ее чудотворный образ является одной из главных святынь Валаама. Утро начинается для всех почти с рассветом – нужно идти на утреннюю службу. Просыпаться тяжело, но как только я вышла из гостиницы, мысли о сне и усталости покинули меня, и я огляделась: вокруг блестит озерная гладь, веет прохладой, ноги утопают в росе. Бежишь по тропинке в храм и так светло на душе! Конечно, Валаамские службы и песнопения – это совершенно особое явление. Суровые, но пробирающие до костей, они не могут забыться никогда. Мы познакомились с храмами обители и отправились по скитам острова. К некоторым скитам ехали на автобусе, а к каким-то на катере. И вот тут узнаешь характер Ладоги – солнечное утро мгновенно сменяется ливнем, бежим к скиту мокрые насквозь, так наверно только в детстве под грозой бегали, бездумно, беззаботно. Вот и здесь так же. Скитов на Валааме множество: Скит во имя Всех Святых, во имя Смоленской иконы Божией Матери, во имя Коневской иконы Божией Матери, Гефсиманский скит, во имя Воскресения Христова, во имя Святого Иоанна Предтечи. А вот в скит-пещерку, где совершал свой молитвенный подвиг преподобный Александр Свирский, попасть нам не удалось из-за начинающегося шторма. Да, здесь так: на все воля Божья и Ладоги! Наша прогулка по скитам сопровождалась и чаепитиями, устраиваемыми для нас добродушными монахами, и прогулками по лесам и тропинкам дивного острова. Мы посетили и монастырское кладбище. Мощи Валаамских чудотворцев Сергия и Германа находятся под спудом, но это нисколько не отдаляет их. Наоборот, они кажутся такими близкими, но такими грозными…как и все здесь. Запомнилась и монастырская трапезная. Еда здесь совсем простая, но удивительная вкусная. Мы уже привыкли делать все быстро и молча, строго по расписанию, теперь нас не пугает это. Наоборот, начинаешь чувствовать себя хоть капельку сопричастным монашеской жизни. Тяжело это, но радостно.



Времени здесь слишком мало, уже пора уезжать. Дорога на Валаам редко бывает гладкой и простой. По пути туда у нас сломался автобус, на обратном пути нас не встречали у пристани, опять какое-то проишествие, сбой. Нас много в группе, мы разные. Остались мы одни на берегу, холодно, мокро, еды почти нет, возможно опоздаем на следующий катер, который вот-вот отплывет к Коневскому монастырю. Господь послал нам монахиню среди паломников нашей группы. И вот оно маленькое чудо – эта сухонькая старушка одна смогла преподать нам уроки кротости и смирения, истиной веры и упования на Господа, встав на молитву на берегу безбрежного озера. Мы достали маленькую иконку, прикрепили ее на дерево, и начали читать акафист, по очереди, все вместе. А потом на столе у нас появились скромные пакетики с остатками орехов, печенья, у кого-то остался чай. Делили на всех, по маленьким глоткам и кусочкам. И все были сыты, и спокойны!
Наконец мы добрались до Владимирской бухты. Монастырский катер ждал специально нас! Мы даже успели купить на берегу копченой ладожской рыбки! Сели в катер и продолжили читать нараспев молитвы и акафисты – так душе хорошо от этого! Прибыли с Божьей помощью на Коневец. Когда-то 7 веков назад сюда причалила ладья, которой правил инок Арсений, искавший места для уединенного монашеского делания. Оказавшись на острове, становится простым и ясным выбор великого подвижника. Уже смеркалось, нас проводили в простой деревенский деревянный дом – так здесь выглядит паломническая гостиница. Знаете, по сравнению с Валаамом это небо и земля! Здесь стоит простая, уже далеко не новая деревенская мебель, и обстановка совсем домашняя: кругленький старый столик в комнате, старенькие покрывала…именно такие, как у бабушек в деревне! Живем по 4-5 человек. Как же здесь уютно! И ужин совсем как дома, так все просто, вкусно, душевно! И после пережитого дня еще есть силы пойти на службу в монастырь. До монастыря от гостиницы всего ничего, но когда выходишь в темную ладожскую ночь, вдыхаешь мокрый ветер, а вокруг ни души, только волны плещутся – эта дорога кажется такой долгой, такой волшебной, такой красивой! В монастыре служба уже заканчивается, под низкими темными сводами черные очертания монашеских мантий – сердце замирает…Я не смогла удержаться и встала на исповедь – здесь сама душа этого требует, здесь как-то особенно легко. А после службы я долго стояла у мощей преподобного Арсения Коневского, о многом просила, много рассказывала ему. Спалось в ту ночь особенно.



Утром снова мы отправились на Богослужение, после которого посетили верхний храм Собора Рождества Пресвятой Богородицы с сохранившимися настенными росписями, а после отправились на экскурсию по острову. Увидели Успенскую часовню, которую возвели на том месте, где любил отдыхать преподобный Арсений, скит в честь Казанской иконы Божией Матери – самый первый скит монастыря, Коневский скит, которым отмечено первоначальное место обители, основанной Преподобным и Конь-камень, символ Коневца. По преданию, в древние времена он служил местом языческих жертвоприношений, в конце летнего сезона здесь оставляли в жертву «островным духам» одного коня. Отсюда и пошло необычное название. А сейчас огромный валун украшает милая часовенка. Считается, что первую часовню построил здесь еще сам преподобный Арсений. Побродили мы и по лесам, по берегу Ладоги. Скоро отъезд с острова, а так хочется остаться здесь. Пожалуй, Коневец – это самое уединенное место, которое довелось мне посетить! Ведь здесь кроме монастыря ничего нет, никто не живет. Когда мы отплыли с острова, я долго стояла на палубе, вглядываясь в уплывающие вдаль купола. Мне так хотелось впитать в себя эту тишину, эту благодать, эту красоту.
Я отправилась в эту поездку одна, но за эти несколько дней я познакомилась со многими замечательными людьми, некоторые остались в моей жизни и сейчас. Не зря людей, отправляющихся на богомолье вместе, называют «паломнической семьей». Ведь ничто так не роднит, как общая молитва, общие трудности, общее смирение и терпение. Я благодарна Богу за эти дни, подаренные мне. Их было всего три, но они оставили след в моей жизни до конца дней. Теперь я знаю Валаам не понаслышке, теперь я сама прочувствовала его величие и святость. Теперь я знаю место, куда стоит отправиться каждому, кто хочет найти и услышать сам себя, заглянуть в самую глубину своей души. Если Ваша душа просит этого – отправляйтесь в обитель преподобного Арсения на острове Коневец! Вас встретит здесь сама Божья Матерь!

С вами путешествовала Янина Ольга, прихожанка храма Рождества Христова в Родн