Архив поездок: Лето 2010. Муром

Наша поездка в город Муром состоялась в жаркое лето, во время, когда на дворе стоял едкий дым и почти непроглядный туман.
Город Муром небольшой, тихий, но может похвастаться своей древней историей и множеством святынь! Историю свою он ведет с 862 года!В этих местах накапливал богатырскую силу легендарный защитник Руси и будущий монах Киево-Печерской Лавры Илья Муромец, здесь жили святые русские князья Петр и Феврония – покровители православной семьи.

Ну а первым на княжение сюда был послан первый русский святой-страстотерпец князь Глеб. Однако окончательно насадить православие в этих местах удалось князю Константину. Крестить муромских язычниковон захотел без меча и огня, и потому вышел к разъяренной толпе, не желавшей принимать православие с одной лишь иконой Божьей Матери, от которой вдруг стало исходить чудесное яркое сияние, что повергло в ужас разбушевавшуюся толпу. Язычники пали на колени, узрев в том сиянии знамение сил небесных и согласившись принять православие. Однако велика была цена «апостольского» подвига благоверного князя Константина – от рук язычников пал его младший сын Михаил. Позже вместе с Михаилом, в Благовещенском мужском муромском монастыре упокоился и сам Константин со вторым сыном Феодором. Мощи их и поныне прибываютна том же месте. Благовещенский монастырь стал первой нашей остановкой в городе Муроме.

Монастырь по преданию расположен на месте деревянной церкви «при дворе» князя Константина. Обитель основана в XVI веке по повелению царя Ивана Грозного. Идя в поход на Казань, царь несколько недель стоял с войском в Муроме и дал здесь обет: возьмет Казань – будут стоять в городе каменные храмы и соборы.Обещание свое царь сдержал.Так вырос на территории Благовещенского монастыря Благовещенский каменный собор.В нем находится старейший из сохранившихся в городе иконостасов из 6 ярусов с древними иконами.В 1812 году монастырь стал убежищем для главных московских святынь, спасаемых из Москвы – Владимирской и Иверской икон Божьей Матери.В советское время Благовещенский собор оставался единственным в городе, продолжающим действовать, где не утихала монашеская молитва. В 1945-46 годах в нем служил иеромонах Пимен – будущий Патриарх Московский и всея Руси.

Главной святыней монастыря остаются мощи святых благоверных князей Константина и сыновей его Феодора и Михаила, крестителей Муромских.

Всего лишь небольшая дорожка отделяет стены Благовещенского монастыря от стен Свято-Троицкой обители.Монастырь был построенв середине XVII века на средства богатого муромского купца, на месте стоявшей здесь деревянной церкви Святой Троицы, построенной в 1351 году. Здесь и был воздвигнут каменный собор во имя Живоначальной Троицы на средства богатого муромского купца. В 1975 году на территорию монастыря был перевезен деревянный храм в честь преподобного Сергия Радонежского. Купола храма покрыты лемехом из ольхи и чудесно отливают на солнце серебром.

Территория монастыря, пожалуй, является самой благоукрашенной во всем Муроме. Великолепный каменный сад, отделанный мозаичными узорами, напоминает нам райские сюжеты и вместе с тем множество назиданий. В монастыре множество цветов, цветущих кустарников. Здесь же течет святой родничок, вода из которого имеет неповторимый вкус. И такое благолепие не случайно – именно здесь проходят торжества, посвященные замечательному русскому празднику – Дню любви, семьи и верности.Ведьвсемирно известна великая святыня Троицкого монастыря – мощи святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских!К их мощам не иссякает очередь паломников, просящих благословения и помощи в семейной жизни, браке, воспитании детей.Мощи святых были перенесены в монастырь в 1992 году. Каждое воскресенье в 6 часов утра перед открытыми мощами совершается водосвятный молебен с акафистом. В день Петра и Февронии (8 июля), по традиции, божественная Литургия проходит на монастырской площади у стен Троицкого собора и завершается крестным ходом вокруг монастыря. Очень многие старались освятить на мощах приобретенные в монастыре иконы святых благоверных князей, ведь помощь их и заступничество в семейной жизни необходима каждому без исключений. Святой княгине Февронии многие женщины молятся о помощи при бесплодии.

При монастыре действует приют для девочек «Надежда». Здесь пытаются возродить традицию воспитания русской женщины в духе истинного православного благочестия. Славится монастырь своим золотым шитьем – монахини по примеру святой княгини Февронии вышивают иконы лицевым шитьем.

Еще одной святыней монастыря является Виленский крест. В нем содержатся частицы мощей 20 святых! Крест этотбыл найден в литовском городе Вильно арзамасцем Василием Микулиным и принесен в Троицкий монастырь. Крест почитался чудотворным.

Третий монастырь Мурома – Спасо-Преображенский монастырь – это древнейшая обитель Православной Руси (старше ее только Киево Печерская Лавра).В 2006 году монастырь отметил свое 910 летие!!! Стоит он на высоком берегу Оки: два храма, несколько надвратных церквей ризница, братский корпус, множество часовен, свой «живой уголок»- зоопарк с множеством видов птиц делают его самым большим и, пожалуй, самым красивым в Муроме. Основан он святым князем Глебом, первым русским святым-страстотерпцем. Первое упоминание в летописях о монастыре относятся к 11 веку.Главный собор монастыря – Спасо-Преображенский появился благодаря уже упомянутому обету, данным Иваном Грозным о строительстве в Муроме каменных храмов в честь взятия Казани. Сохранился собор да наших дней почти в первоначальном виде.У стен монастыря воздвигнут памятник святым благоверным князьям Петру и Февронии. И это соседство не случайно – по преданию, именно в Спасской обители принял монашеский постриг князь Петр (в иночестве Давид). Среди прочих часовен на территории монастыря выделяется часовня-костница на месте бывшего монастырского некрополя, разоренного в годы советской власти. В ней собраны кости некогда похороненных на монастырском кладбище монахов. Надпись в часовенке рядом с множествомостанковудивительно врезается в память и в душу, и заставляет на мгновение остановиться здесь безмолвно и словно задуматься : «мы были такие же, как вы. Вы станете такими же, как мы»….

Под стенами монастыря через небольшую набережную плещутся воды Оки. Но, к сожалению, нам не суждено было увидеть их из-за царившего везде летнего дыма 2010 года. Но он не пугал, наоборот, вносил какую-то таинственность и особое возвышенное чувство тишины и покоя во время неспешной прогулки по территории монастыря. Вокруг тишина и туман, и только храмы и часовни проглядывают и возвышаются в дымке, монастырская благодать, так непохожая на нашу мирскую суетную каждодневную жизнь. Отсюда не хотелось уезжать…

В обители находятся 2 чудотворных иконы Божьей Матери – «Скоропослушница» и «Всецарица» («Пантанасса»).Чудеса от икон происходили и во времена основания монастыря, совершаются они и сейчас для тех, кто с искренней верой и надеждой обращается к образам.По преданию, икона Божьей Матери «Скоропослушница» была привезена со Святой горы Афон и является списком с афонского чудотворного образа.Голос самой Владычицы Небесной возвестил о своей иконе: «с этой поры будет именоваться сия икона Моя Скоропослушница, потому что скорую всем, притекающим к ней, буду являть милость и исполнение прошений…».

Еще одной святыней монастыря является рака с частицей мощей и скульптурным образом легендарного уроженца Мурома Илии Муромца, мощи которго покоятся в пещерах Киево-Печерской Лавры. Интересно, что скульптурный образ сей был воссоздан по нетленным мощам святого,и является в некоем роде «фотографией» Илии Муромца.

Особо почитается в монастыре и икона великомученика Георгия Победоносца с житием. В нижней части иконы в нее вмонтирован мощевик с частицей мощей Святого. Чтут в монастыре и икону Преподобного Серафима Саровского с частицей мощей Святого в наперстном кресте – дар сестер Серафимо-Дивеевской обители.

После посещения обителей Мурома мы отправились на близлежащий источник в селе Карачарово (по преданию село Карачарово – родина Илии Муромца), освященный в честь Илии Муромца. Купель у источника обычно закрыта,поэтому купание в источнике, специально открытом для нас, было принято с большой благодарностью. Часто про святые источники говорят – «строгий».Да,в тот момент всем нам пришла эта мысль, характер свой источник видимо унаследовал у Своего святого – воина и монаха!

Отдельно хочется сказать, что весь наш путь по 3 обителям Мурома и на источник нас сопровождал послушник одного из монастырей – Евгений. В каждой обители он проводил для нас экскурсию,оставлял насдля того, чтобы мы надышались монастырским воздухом и приложились к святыням, подали требы, появляясь в том момент, когда мы сами звали его. Да и купанием в источнике, открытом для нас, мы обязаны ему. Мы несказанно благодарныему за его помощь и усердие. Храни его Господи!


Сказание о Петре и Февронии Муромских

Как рассказывают, в городе Муроме самодержствовал благоверный князь по имени Павел. Искони ненавидящий добро в роде человеческом, дьявол вселился в неприязненного змея, летающего к жене князя того на блуд. И являлся он ей в своем естественном облике, а людям, приходящим к князю, являлся князем, сидящим с женой своей. В таковом наваждении протекло немало времени. Жена этого не таила и рассказала обо всем князю, мужу своему.
Князь думал и не мог придумать, что ему сделать со змеем. И сказал он жене: "Я не могу придумать, что мне сделать с неприязненным змеем. Не знаю я, как его умертвить. Если будет он с тобой говорить, то исхитрись и спроси его об этом: знает ли он, неприязненный, отчего ему умереть.
Однажды пришел к ней неприязненный змей. Она же, хорошо помня слова своего мужа, начала змею многие льстивые слова говорить и в конце с почтением спросила его, похвалив: "Многое на свете ты знаешь, а знаешь ли ты о своей кончине, какова она будет и от чего?" Он же, неприязненный прельститель, был сам обманут, прельщенный верною женой, и не побоялся ей свою тайну поведать: "Смерть моя от Петрова плеча, от Агрикова меча". Жена, услышав ту речь, в сердце это твердо сохранила, и когда неприязненный змей ушел от нее, она рассказала князю, мужу своему, о том, что сказал ей змей. Услышав это, князь не мог понять, что означают слова: "Смерть от Петрова плеча, от Агрикова[2] меча".
Был у него родной брат, по имени князь Петр. Однажды призвал он его к себе и поведал речи змея, что говорил тот жене его. Князь же Петр, услышав от брата своего, что змей назвал причиной смерти своей тезоименитого ему человека, не сомневаясь в своем мужестве, стал думать, как ему убить змея. Но только одно сомнение было у него: не знал он, где Агриков меч.
Имел Петр обыкновение ходить по церквам, уединяясь. За городом была в женском монастыре церковь Воздвиженья честного и животворящего креста. Туда пришел Петр один помолиться. Там явился ему отрок и сказал: "Князь, хочешь я покажу тебе Агриков меч?" Князь, хотя желание свое осуществить, сказал: "Покажи, где он?" Отрок ответил: "Иди за мной". И показал ему в алтарной стене в нише между двумя глиняными плитами лежащий меч. Благоверный же князь Петр взял тот меч, пошел и рассказал об этом брату своему. И с этого дня стал выжидать подходящее время, чтобы убить змея.
Каждый день ходил он к брату своему и снохе своей на поклон. Случилось ему прийти в хоромы к брату своему, а затем сей же час пошел к снохе своей в другой покой и увидал сидящего у нее брата своего. Когда он от нее вышел, то, встретив одного из слуг брата, спросил: "Вышел я от брата моего к снохе моей, оставив брата в своих хоромах. Нисколько не медлив, я быстро пришел в покои снохи моей, и не знаю и удивляюсь, как брат мой впред меня очутился в покое снохи моей?" Тот человек ответил Петру: "Никуда, господин, после твоего ухода брат твой не выходил из хором своих!" Петр понял тогда, что это было пронырство лукавого змея. Он пришел к брату и спросил: "Когда сюда пришел? Я ведь от тебя из этих хором вышел, и, нигде не задерживаясь, пришел в покой к жене твоей, и увидел тебя там с нею сидящим, и удивился, как ты прежде меня там очутился. Пришел снова к тебе, вновь нигде не задержавшись, ты же, не знаю как, меня обогнал и раньше меня здесь очутился". Павел же сказал: "Я, брат, никуда из хором этих после твоего ухода не выходил и у жены своей не был". Князь Петр на это сказал: "Вот оно, брат, пронырство лукавого змея: он мне тобою является. Если я хотел бы его убить, то не посмел бы, думая, что это мой брат. Теперь же ты, брат, никуда отсюда не выходи. Я же туда пойду бороться со змеем и с Божьей помощью постараюсь его лукавого убить".
И, взяв Агриков меч, пришел в покой к снохе своей. Там увидел он змея в облике брата своего и, твердо убедившись, что это не брат его, а прельститель змей, ударил его мечом. И явился змей в своем подлинном обличии, и стал извиваться, и издох, обагрив блаженного князя Петра кровью своею. Петр же от неприязненной той крови покрылся струпьями и язвами, и заболел он тяжкой болезнью. И искал он в своем владении исцеления у многих врачей, и ни от одного не мог его получить.
Слышал Петр, что много есть врачевателей в Рязанской земле, и приказал он себя туда повезти, ибо сам он не мог сидеть на коне из-за великой своей болезни. Привезли его в пределы Рязанской земли, и послал он сановников своих искать врачей.
Один из предстоящих ему юношей уклонился в село Ласково. И пришел он к воротам одного дома, и не увидел там никого. Вошел он в дом, и там никто не встретил. Он вошел внутрь дома и увидел чудное виденье: внутри сидела одна девица, ткала полотно, а перед ней прыгал заяц.
И промолвила девица: "Не хорошо быть дому без ушей и без очей!" Юноша же не понял тех слов и спросил девицу: "Где находится мужчина, который здесь живет?" Она же ответила: "Отец и мать мои пошли взаймы плакать. Брат же мой ушел через ноги в глаза смерти смотреть".
Юноша тот не понял слов ее и удивлялся, видя и слыша столь чудные вещи, и спросил он девицу: "Когда вошел я к тебе, то увидел тебя занятую делом и зайца перед тобой скачущего, а потом услышал из уст твоих странные слова, и не понял я, о чем ты говоришь. Сначала ты сказала: "Не хорошо быть дому без ушей и без очей". Про отца же своего и мать сказала, что пошли они взаймы плакать, а о брате своем - что пошел он через ноги в глаза смерти смотреть. И ни единого слова твоего я не понял". Она же ответила ему: "Ты этого не понимаешь? Прийдя в дом сей и войдя в горницу мою, увидел ты меня в будничной одежде. Если бы был в доме нашем пес, то он, почуяв тебя, к дому подходящего, залаял бы на тебя: это - уши дома. А если бы в горнице моей ребенок, то, увидев тебя, к дому подходящего, сказал бы мне: это - очи дому. А когда сказала тебе про отца и про мать, что отец мой и мать пошли взаймы плакать, то это значит, что пошли они на похороны и там плачут. Когда же они сами умрут, то другие станут плакать по ним - это и есть заемный плач. Про брата же тебе сказала, потому что отец мой и брат древолазцы-бортники, собирают в лесу с деревьев мед. Теперь брат мой ушел на это дело, и когда он влезет высоко на дерево, и через ноги с высоты посмотрит вниз, то подумает, как бы ему не сорваться с высоты. Если же кто сорвется, тот жизни лишится. Поэтому я и сказала, что пошел он через ноги в глаза смерти смотреть".
Промолвил ей юноша: "Вижу, девица, что ты мудра. Скажи мне имя свое". Она ответила: "Имя мое Феврония". Тот юноша сказал ей: "Я служу муромскому князю Петру. Князь мой тяжко болен, покрыт язвами. Покрыли ему струпы от крови неприязненного летающего змея, которого он своею рукой убил. От своей болезни искал он исцеления у многих врачей, и ни у одного не получил его. За тем и сюда велел привезти себя, поскольку слышал, что здесь много врачей. Но мы их не знаем, ни как их зовут, ни домов их, ни где они живут, и поэтому расспрашиваем о них". Она же ответила: "Тот, кто потребует князя твоего к себе, может вылечить его". Юноша сказал: "Что ты говоришь? Кто может требовать князя моего к себе! Кто его вылечит, тому князь мой даст большое богатство. Но скажи мне имя того врача, кто он и где жилище его". Дева же ответила: "Приведи князя своего сюда. Ежели будет он мягкосердечен и смиренен в ответах, то станет здоровым!" Юноша быстро возвратился к князю своему и рассказал ему обо всем подробно, что видел и что слышал.
Благоверный же князь Петр сказал: "Везите меня к той девице". И привезли его в дом тот, где жила девица. И послал князь отроков своих, говоря: "Скажи мне, девица, кто хочет меня вылечить? Пусть он вылечит меня и возьмет богатства много". Она же, не боясь, ответила: "Я хочу его вылечить, но богатства от него не требую. У меня к нему такое слово: если не стану его женой, то нет смысла мне лечить его". И пришел человек тот и поведал князю своему о том, что сказала девица.
Князь же Петр пренебрег словами ее, подумав: "Как мне, князю, взять в жены дочь древолазца!" И, послав к ней, сказал: "Передай ей: каково ее врачевание - пусть лечит. Если вылечит, возьму ее себе в жены". Пришедшие передали ей те слова. Она же, взяв небольшой сосуд, зачерпнула хлебной закваски, подула на нее и сказала: "Приготовьте князю вашему баню и пусть он смажет эти струпы и язвы на теле своем. А один струп пусть оставит несмазанным. И будет он здоров!"
И принесли князю эту мазь. И приказал он приготовить баню. Девицу же захотел проверить, так ли она мудра, как слышал он от юноши своего. С одним из слуг своих послал он пучок льну и сказал: "Эта девица хочет быть моей женой благодаря своей мудрости. Если она мудра, то пусть из этого льну сделает мне рубашку, штаны и полотенце за т время, которое я буду находиться в бане". Слуга принес ей пучок льну, подал ей и сказал княжеские слова. Она же сказала слуге: "Влезь на печку нашу и сними с шестка поленце, и принеси его сюда". Она же, отмерив его пядью, сказала: "Отруби здесь это поленце". Слуга отрубил. Она сказала ему: "Возьми этот обрубок от полена, и пойди дай его князю своему, и скажи ему от меня: в то время, в какое я этот пучок льну расчешу, пусть князь твой сделает из этой щепки ткацкий станок и все устройство, на котором я смогу соткать полотно". Слуга принес князю обрубок от поленца и передал слова девицы. Князь же ответил: "Иди и скажи девице, что невозможно из столь малой деревяшки в столь короткий срок такое устройство сделать!" Слуга, придя, передал ей княжескую речь. Девица ответила: "А разве возможно взрослому мужчине из одного пучка льну за то короткое время, пока он будет находиться в бане, сделать сорочку, штаны и полотенце?" Слуга ушел и все передал князю. Князь же удивился ответу ее.
И через некоторое время пошел князь Петр в баню мыться и по повелению девицы помазал язвы и струпы свои мазью. А один струп оставил он, по повелению девицы, непомазанным. Вышел он из бани и не почувствовал своей болезни. Утром увидел свое тело здоровым и чистым, остался только один струп, не помазанный им по повелению девицы. И подивился он своему быстрому исцелению. Но не захотел он взять девицу себе в жены из-за ее происхождения и послал ей подарки. Она же их не приняла.
Князь Петр поехал в отчину свою, город Муром, здоровым. Оставался на теле его только один струп, не помазанный по повелению девицы. И от этого струпа начали снова струпы по телу его расходиться, с того самого момента, как приехал он в отчину свою. И вновь тело его, как и прежде, покрылось многими струпами и язвами.
И вновь возвратился князь на исцеление к той девице. И когда он подошел к дому ее, то со стыдом послал к ней и просил вылечить его. Она же, нисколько на него не сердясь, сказала: "Если князь будет моим мужем, то будет исцелен". Он же дал ей твердое слово, что возьмет ее в жены. Вот по такой причине и стала Феврония княгиней.
Пришли супруги в отчину свою, город Муром, и жили там в благочестии, соблюдая все Божии заповеди.
Княгиню же его Февронию бояре не любили по наущению своих жен, поскольку не была она княгиней по происхождению, Бог же прославлял ее за добродетельную жизнь.
Однажды один из слуг пришел к благоверному князю Петру и стал наговаривать на княгиню: "Из-за стола, говорит, она бесчинно выходит. Прежде чем встать, она собирает крошки в руку свою, словно голодная!" Благоверный же князь Петр, желая ее проверить, повелел ей обедать с ним за одним столом. И когда обед закончился, княгиня, по обыкновению, собрала хлебные крошки в руку свою. Князь Петр взял ее за руку, разжал ей пальцы и увидал внутри благовонный ливан и фимиам. И с этого дня прекратил ее проверять.
Но через некоторое время пришли к нему с яростью бояре и стали говорить: "Все мы, князь, хотим верно служить тебе и самодержцем тебя иметь, но не хотим, чтобы княгиня Феврония над женами нашими господствовала. Если хочешь ты быть самодержцем, то избери себе другую княгиню, Феврония же, взяв себе достаточно богатства, пусть идет, куда хочет!" Блаженный же Петр, как обычно, без всякой ярости, со смирением ответил: "Скажите обо всем Февронии и послушаем, что она скажет".
Неистовые же бояре, исполнившись бесстыдства, задумали устроить пир. Что и сделали. И когда все развеселились, раздались их бесстыжие голоса, словно псы лающие; желали они отнять у святой Божий дар, с которым Бог обещал ей быть неразлучной и после смерти. И говорили они ей: "Госпожа княгиня Феврония! Весь город и бояре говорят тебе: отдай нам то, что мы у тебя просим!" Она же им отвечала: "Возьмите то, что просите!" Они же единодушно воскликнули: "Мы, госпожа, все хотим князя Петра, пусть он нами правит. Тебя же жены наши не хотят, не хотят, чтобы ты господствовала над ними. Взяв достаточно себе богатства, иди, куда хочешь!" Отвечала им она: "Обещала я вам дать то, что вы просите. Я же вам говорю, дайте и мне то, что я попрошу у вас". Они же, злые, рады были и, не ведая, что будет, поклялись: "Что ты скажешь, то безо всякого прекословия возьмешь". Она же сказала: "Ничего иного, кроме супруга своего Петра, не прошу я у вас!" На это они ответили: "Если сам он захочет, то ничего тебе не скажем". Враг помутил их мысли, и каждый из бояр в уме своем держал, что если не будет князем Петр, то поставят себе другого самодержцем, и каждый из них желал стать им.
Блаженный же князь Петр не взлюбил временного самодержства, а держался Божиих заповедей и их путями шел, как вещает блаженный Матфей в своем благовествовании: "Тот, кто отпустит жену свою из-за слова прелюбодейного и женится на другой, тот прелюбодеяние творит". Сей же блаженный князь по Евангелию поступил и, чтобы Божии заповеди не нарушать, власть свою за ничто посчитал.
Они же, злочестивые бояре, дали Петру и Февронии суда на реке, - текла под городом тем река, называемая Окой. Они и поплыли по реке в судах. Был на судне у блаженной Февронии некий человек. На том же судне была и его жена. Тот человек, искушаемый лукавым бесом, посмотрел на святую с вожделением. Она же, разгадав злой помысел его, быстро обличила его и сказала: "Зачерпни воды из реки с этой стороны судна". Он почерпнул. И велела ему она выпить. Он выпил. И снова сказала ему: "Зачерпни воды с другой стороны судна". Он почерпнул. И велела ему снова выпить. Он выпил. Она же спросила: "Одинакова ли вода или одна слаще другой?" Он же ответил. "Одинакова, госпожа, вода". Тогда она ему сказала так: "И женское естество одинаково. Зачем же ты, свою жену оставив, думаешь о другой!" Понял тот человек, что есть у нее прозрения дар, и более не смел того помышлять.
С наступлением вечера остановились и расположились на берегу. Блаженный же князь Петр стал думать, что дальше с ним будет, поскольку он добровольно самодержства лишился. Предивная же Феврония сказала ему: "Не горюй, князь, милостивый Бог, творец и промыслитель, не оставит нас в нищете!"
На берегу блаженному князю Петру готовили еду на ужин. И повар его воткнул небольшие палки, на которые повесили котлы. После ужина святая княгиня Феврония пошла по берегу и увидела палки те, благословила их и сказала: "Пусть станут наутро большими деревьями с ветвями и листвой". Что и случилось. Встав наутро, все увидели, что те палки стали большими деревьями с ветвями и листвой.
И когда хотели слуги грузить их имущество с берега на суда, из города Мурома пришли вельможи и стали говорить: "Господин князь! От всех вельмож и от всего города пришли мы к тебе, не оставь нас сиротами и возвращайся на отчий престол. Многие вельможи погибли в городе от меча. Каждый из них хотел править, и сами себя губили. А оставшиеся в живых вместе со всем народом молят тебя, говоря: господин князь, прогневали мы тебя и раздражили, поскольку не хотели, чтобы княгиня Феврония господствовала над нашими женами, ныне же мы, со всеми домами своими, рабы ваши, и хотим вас, любим и молим, не оставьте нас, рабов своих!"
Блаженный же князь Петр и блаженная княгиня Феврония возвратились в город свой. И державствовали в городе том, живя по всем заповедям Божиим без порока, пребывая в непрестанных молитвах, и были они милостивыми ко всем людям, под их властью находящимся, словно чадолюбивые отец и мать. Всех они одинаково любили, не терпели ни гордости, ни притеснений и богатств тленных не берегли, но от Бога богатели. Были они городу своему истинными пастырями, а не наемниками. Правили городом своим истиной и кротостью, а не яростью. Странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли.
Когда подошло время их благочестивого преставления, умоляли они Бога, чтобы им умереть в одно и то же время. И завещали они положить их обоих в одном гробу. И велели они сделать в одном камне два гроба, имеющих между собою одну перегородку. Сами же они одновременно облеклись в монашеские одежды. И назван был блаженный князь Петр во иночестве Давидом, преподобная же Феврония названа во иночестве Ефросинией.
В те времена преподобная и блаженная Феврония, названная Ефросиньей, вышивала своими руками для храма пречистой соборной церкви воздух[3], на котором были изображены лики святых. Преподобный же и блаженный князь Петр, названный Давидом, прислал к ней, говоря: "О сестра Ефросинья! Хочет уже душа моя отойти от тела, но жду только тебя, чтобы вместе умереть". Она же ответила: "Подожди, господин, когда дошью я воздух для церкви святой". Он же вторично послал к ней, говоря: "Немного подожду тебя". И в третий раз прислал он, говоря: "Хочу уже умереть и более не жду тебя". Она же последние узоры воздуха того святого вышивала, одного только святого риз не вышила; вышила же лицо, прекратила она работу, воткнула иглу свою в воздух и обернула ее ниткой, которой шила. И послала она ко блаженному Петру, названному Давидом, весть об одновременном преставлении. И, помолившись, предали они святые свои души в руки Божии июня в 25-й день.
После их смерти хотели люди положить блаженного князя Петра внутрь города у соборной церкви пречистой Богородицы, Февронию же - вне города в женском монастыре у церкви Воздвижения честного креста, говоря, что в монашеском образе нельзя положить святых в одном гробе. И сделали им отдельные гробы, и положили в них тела: святого Петра, названного Давидом, положили в отдельный гроб и поставили его в церкви святой Богородицы в городе до утра, тело же святой Февронии, названной Ефросиньей, положили в отдельный гроб и поставили вне города в церкви Воздвижения честного и животворящего креста. Общий же гроб, который они повелели сами себе вытесать в одном камне, стоял пустой в том же храме соборной пречистой церкви, что внутри города. Утром, проснувшись, люди нашли их отдельные гробы, в которых их положили, пустыми. Святые же их тела нашли внутри города в соборной церкви пречистой Богородицы в едином гробу, в который они сами себе велели сделать. Неразумные люди, как при жизни их мятущиеся, так и после честного их преставления, опять переложили их тела в отдельные гробы и снова разнесли. И вновь наутро оказались святые в едином гробу. И после этого уже не смели прикасаться к их святым телам и положили их в едином гробу, в котором они сами велели, у соборной церкви Рождества пресвятой Богородицы внутри города, что дал Бог на просвещение и спасение городу тому, и те, кто с верою приходят к раке их мощей, неоскудное исцеление принимают.